И вдруг в купе зашла она, а мы все вжали головы в плечи

И вдруг в плацкарт зашла она, а мы все вжали головы в плечи

Как-то решили с друзьями махнуть на каникулах в поход по историческим местам. До точки отправления нужно было ехать поездом трое суток. Собрались, купили билеты, задобрив кассиршу парой шоколадок, чтоб места были рядом, договорились, кто что берёт из снаряжения.

И вот мы готовы, загрузились, отправились — довольные, как говорится, по самое не хочу. Сидим, анекдоты травим, ржём, маг включили. Но на следующей станции в купе вошла она — бабулька. С чемоданом, свёртком из платка, парой корзин (не хватало только кота для комплекта или козы) и взглядом василиска. Музыка сразу выключилась, анекдоты смолкли.

Осмотрела бабка места, глянула в билет:

— Значит, моя полка — верхняя. Эх, удружила кассирша моим старым косточкам…

Мы с Васьком предложили было ей свои места внизу, но она моментом нас осадила:

— Сидеть! Я вам что — развалюха какая, что ли?

И вмиг взобралась на своё место со всей поклажей. Потом затолкала её на багажную полку, оставив одну корзинку, и сверзлась вниз:

— Так, орлы, сходите погуляйте минут пять, бабка Зина переодеваться будет!

Сказано это было таким тоном, что спорить мы не стали, только подумали: «Ну вот, началось…»

Потом дверь открылась:

— Студенты, заходи!

Заходим — там уже стол накрыт: курочка жареная, пирожки, молоко, капустка квашеная, яйца и ещё куча всего.

— Что смотрите? Пожрать, поди, с собой ничего толкового не взяли? Можете не отвечать — что я, студентов не знаю? так что садитесь за стол и не вздумайте отказываться! И музыку давайте — не на похоронах, чай.

С этим, как вы понимаете, спорить было бы не только бесполезно, но и неразумно. Сели, маг включили, осторожненько принялись за угощение. Но бабка Зина оказалась мировой тёткой (а не брюзгой, как обычно это бывает) с богатой биографией и очень даже вольными взглядами на жизнь.

Работала она и проводницей, и поварихой, и в экспедициях бывала, полстраны объездила и даже посидеть успела (за то, что на язык несдержанна, по её словам). В общем, историй у неё на всю дорогу хватило — слушали, разинув рот. А уж когда она на следующий день под бутылочку беленькой (в честь дня рождения достала) анекдоты травить начала, мы окончательно поняли, что бабка — свой человек.

Когда она выходила — вот честное слово! — даже пожалели, что её станция раньше нашей. Мировая бабулька, короче, на все сто!