Почему родителям стоит насторожиться, когда их ребенок затих

Почему родителям стоит насторожиться, когда их ребенок затих

Современным родителям хорошо известно, что тишина в доме, где есть маленький бодрствующий ребенок, не к добру. И эта примета действует.

Это случилось со мной в младенчестве. Тогда, когда я еще не могла ходить и самостоятельно садиться на горшок. Было какое-то торжество у нас дома. Какое именно, не помню. Взрослые (мои родители и их друзья) оживленно беседовали о чем-то важном. Для меня места среди них не нашлось. Я в это время не могла поучаствовать в их разговоре, потому что умела говорить лишь слова три, не больше. Поэтому я нашла занятие, которое было гораздо интереснее: каким-то чудом сумела выползти из комнаты и начать освоение других помещений квартиры. Так я попала в коридор с паркетным полом.

Мой отец, видимо, забыл о технике безопасности в доме, где есть ребенок: он оставил на видном месте отвертку. Я схватила ее и продолжила перемешаться по полу. Неожиданно отвертка зацепилась за один кусков паркета и он, издав приятный для меня звук, пришел в движение. Тут я подумала, что паркетина ожила. Она, видимо, находилась в плену, и я должна была ее спасти.

Освободить пленницу при помощи отвертки! В этом мое предназначение! И я бы закричала это громко-громко, если бы могла разговаривать. И вот, взяв на вооружение отвертку, я приступила к операции. Страшно представить, насколько решительной я была в тот момент. Но если обо мне узнали те, кто был в горячих точках, они бы, пожалуй, пригласили меня на поле боя, чтобы напугать врага. «Свободу пленным!» — с таким девизом была начата работа. А в этот момент взрослые все так же оживленно разговаривали о чем-то своем.

И вот минут через тридцать или даже через час мама и папа, наконец, вспомнили обо мне. Их все-таки насторожила тишина, сопровождавшая мою бурную деятельность. Они и представить себе не могли, что за картина предстанет перед их глазами. Они не знали, как активно я занялась процедурой освобождения.

Но все поняли, что что-то не так, когда мама, увидев сделанное мной, закричала на всю квартиру. Тут взрослые бросились бежать на крик и стали свидетелями моей разрушительной силы. Половина паркета, покрывавшего коридор, была на месте, зато другая половина паркетин была заботливо отделена мной от пола. Отделенные паркетины расположились как угодно, но только не на отведенных для них местах. Я, не обращая внимания на толпу взрослых вокруг, продолжала выполнять миссию: освобождала сопротивлявшийся больше других кусок паркета.

Мама, папа и их друзья не смогли по достоинству оценить проделанную мной работу. Они что-то долго говорили мне недовольным тоном. Я, правда, совсем ничего не поняла. Папа вскоре принялся исправлять плоды моих трудов: он долго возвращал всех «освобожденных пленниц» на их законное место. Правда, после этого случая папа стал серьезнее относиться к инструментам. Больше он не оставлял их без присмотра в доступных для меня местах. И кстати: после такого вынужденного ремонта паркета в коридоре пол там до сих пор пошатывается, когда по нему проходишь.