«Шабаш»

Телефон зазвонил в сумке, когда я уже подъезжала к нужной остановке. «Позже отвечу», — подумала я. Телефон не унимался. Я вышла из автобуса и взялась за поиск телефона в недрах своей необъятной сумки, я вам скажу, это было не просто там что-то найти. «О боги! Вот он!» — крикнула я вслух, чем заставила улыбнуться прохожих, которые понимающе смотрели на мою «дамскую сумочку» совсем не дамских размеров. Муж смеялся, когда я купила ее и говорил, что в этой сумке можно с собой носить овчарку, претендуя на звание дамы с собачкой.

Звонила Лена, моя университетская подруга.

— Тань, ты скоро? — раздраженно кричала в трубку подружка.

— Уже иду, — неуверенно сказала я. Лена переехала в новый район, я была у нее на новоселье, но сейчас не была уверена в том, что знаю куда идти.

— Тань, а откуда ты идешь? Из Калининграда? — язвительно сказала Лена, намекая тем самым, что я очень опаздываю.

— Не, я с Петропавловска-Камчатского пешком иду, — пошутила я. Лена весело рассмеялась. Дело в том, что в университете мы подружились втроем, я, Лена и Ира. Я приехала в Москву из Калининграда, Лена из Петропавловска-Камчатского, а Ирина из Самары. Поэтому моя шутка так развеселила Ленку.

— Хватит играть в города! Тань, серьезно, ты где идешь? — перехватила трубку Ира.

— Девчонки, я на остановке, сейчас уже буду с вами, — сказала я.

Сегодня был наш день, десять лет дружбы. Мы с девчонками отмечали его каждый год в тесном девичьем кругу, без мужей. Мой муж наши сборища называл не иначе как «Шабаш», именно поэтому я опаздывала к подружкам, пришлось долго «отпрашиваться» и «клясться», что все типа будет хорошо.

Я закинула телефон в сумку и двинулась, как мне показалось, по направлению к Ленкиному дому. От остановки я зашла в небольшой пролесок, как мне помнилось, через него нужно было идти, а затем уже должны были быть новостройки без какой-либо инфраструктуры, с кучами строительного мусора. Новостройки в общем-то уже виднелись сквозь куцый пролесок и я окончательно убедилась, что иду в верном направлении. Я шла по тропинке и задумалась, как вдруг мне дорогу перебежал крупный серый заяц. Я остановилась в недоумении. Вот ничего себе, заяц в городе, может убежал у кого? Я взглянула вперед вдоль тропинки и в этот момент пролесок показался мне чрезмерно густым, вроде бы недавно виднеющиеся новостройки, на этот раз были не видны из-за гущи леса. Я шла и шла по тропинке и этот пролесок почему-то не заканчивался, хотя я помню, что прошла в прошлый раз здесь за 5 минут. На улице было довольно жарко, несмотря на конец лета. Я уже запарилась идти. То, что я могла заблудиться в «трех соснах» пролеска было исключено, он был небольшим, редким, просвечивающим насквозь, но в одночасье, что-то пошло не так. Перед собой я явно видела полноценный лес. Уверенности придавало лишь то, что шла я все по той же, как казалось, тропинке и думалось, что эта тропинка должна куда-нибудь точно  привести.

Через какое-то время тропинка стала сырой, по сторонам около деревьев и на самой дорожке возвышались кочки с пушистой травой поверху. Я остановилась, чтобы оглядеться. Лес не был пугающим, ярко светило солнце, деревья в этой части леса были редкими, пели птички. Пугала сама ситуация, я не понимала как я нашла лес, где его в принципе не было. Пройдя чуть далее я оступилась и моя нога начала уходить в трясину. Тут я поняла, что стою в болоте. Я ухватилась за ветку рядом стоящего дерева и медленно вытянула ногу из вязкой жижи. Возле дерева возвышалась довольно большая кочка и я воспользовалась ею как спасительным островком. Сердце бешено колотилось, дыхание сбилось, туфлю затянуло в трясину, благо моя сумочка была при мне. Я машинально достала телефон, но воспользоваться им не смогла, сети не было. Меня поразило еще то, что время на телефоне как будто остановилось. Я приехала на остановку примерно в полдень, шла по этому пролеску, как мне казалось, уже не менее сорока минут, может даже больше. Но часы на телефоне показывали 11.53. Я мысленно стала считать до шестидесяти, затем опять посмотрела в телефон. Время не двигалось. Руки мои затряслись, я поджала ноги, обняла сумку и слезы сами потекли ручьем. Я смотрела вокруг, сквозь слезы, попутно размышляя как буду выбираться отсюда. Сам факт того, что рядом с жилым кварталом располагалось топкое болото, был странным. Я сидела на кочке и тряслась от страха и слез. Уткнувшись в колени я продолжала содрогаться в рыданиях. Я судорожно размышляла: «Почему меня не идут искать подруги? Ведь я уже час-полтора тут брожу. Допустим, они не могут дозвониться, потому что я вне сети. Неужели им не приходит в голову, что со мной могло что-то случиться? Подруги еще называются!»

Вдруг кто-то больно укусил меня в коленку, что я даже подскочила. По ноге полз крупный муравей. Затем последовал еще один такой же укус в другую точку, упустим в какую. Я вскочила на ноги и с удивлением обнаружила, что сижу на большом муравейнике. Радом с муравейником валялась моя  потерянная в болоте туфля. Болота вокруг не оказалось, не было так же множества кочек, а лес значительно поредел так, что сквозь него стало видно новостройки. А наскоро напялила туфлю и побежала в строну новостроек. До дома Лены я добежала минут за десять, когда я выбежала из перелеска, я сразу вспомнила знакомую ранее дорогу. Я позвонила в дверной звонок, еле переводя дух. Дверь отрыла Лена, а за ней стояла Ира с большим блюдом в руках, на котором большой горой возвышались креветки.

— Танюш, ты что бежала? — спросила Лена, заботливо оглядывая меня со всех сторон.

На входе висело зеркало, я в нем выглядела странно: выпученные глаза, мятое платье.

— Что с тобой произошло за эти десять минут, пока ты шла с остановки? — спросила Ира, аккуратно устанавливая блюдо с креветками на стол.

— Десять минут?! — взревела я вопрошающим тоном, — какие десять минут, меня не было больше часа!

Мои подруги переглянулись между собой и непонимающе уставились на меня.

В зале висели настенные часы и мы все втроем машинально взглянули на них. На часах было пять минут первого. Я нервно копошась в своей сумке искала свой телефон. Странно, на телефоне тоже было 12.05.

— Да я больше часа торчала там в этом лесу, на этом вашем болоте! Сидела там на кочке и меня никто даже не искал!!! — заорала я.

— На каком нашем болоте, в каком лесу, Танька, ты что уже что-то употребила дома со своим Генкой? — проговорила Лена.

Мы ринулись на балкон, он выходил на автобусную остановку и, соответственно, на пролесок. Этаж был высокий, мы смотрели на пролесок с пятнадцатого этажа. Пролесок был «лысым», редким, ни о каком болоте, конечно, речи не могло быть. Я неуверенно посмотрела на подруг.

— Это все Генка наколдовал, называет наши встречи «шабашом», — заревела я.

Девчонки непонимающе сначала смотрели на меня, а потом прыснули от смеха. Мы стояли обнявшись на балконе и хохотали.

— Ну все, иствикские ведьмы, пошли к столу! — сказала Лена и мы пошли отмечать десятилетие нашей дружбы.

Источник